ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

Статья в свободном доступе

Воскресенье, 15.12.13
Бег с препятствиями

О либерализации экспорта российского СПГ, емкости спроса, ценообразовании и конкуренции Сергей Капитонов международный обозреватель OGJ Russia С того момента, как президент РФ Владимир Путин впервые озвучил идею о поэтапной либерализации рынка СПГ до подписания соответствующего закона, прошло менее года. За это время появился абсолютно новый СПГ-проект «Роснефти» и ExxonMobil на Сахалине и произошла активизация работ по уже существующим проектам (принято инвестиционное решение по газпромовскому «Владивосток-СПГ», заключены первые контракты на поставки газа с «Ямал-СПГ»). Реализация новых проектов проходит на фоне роста азиатско-тихоокеанского рынка газа, куда и должны отправиться новые объемы российского СПГ. Вместе с тем усиливается и конкуренция среди мировых поставщиков сжиженного газа. В данных условиях ключевым фактором успешности российских проектов становится их способность предложить СПГ по конкурентоспособным ценам.

Россия планирует заявить о себе как о ведущем поставщике сжиженного природного газа на мировые рынки, преимущественно в Азиатско-Тихоокеанский регион. По словам замминистра энергетики РФ Кирилла Молодцова, уже к 2030 году доля российского СПГ в мире может достигнуть 20%.

Помимо работающего на протяжении порядка 5 лет завода Sakhalin Energy близ города Корсаков на Сахалине, продолжается строительство портовой инфраструктуры порта Сабетта на полуострове Ямал, где будет расположен самый северный в мире завод по сжижению газа «Ямал-СПГ», анонсированы планы по строительству СПГ-завода «Газпрома» во Владивостоке, продвигается подготовка к строительству завода «Роснефти» и ExxonMobil на базе проекта «Сахалин-1», ведутся дискуссии о расширении существующего производства Sakhalin Energy.

Уже не осталось у новых мегапроектов и политических препятствий. В конце октября 2013 года правительство РФ одобрило законопроект о либерализации экспорта российского СПГ, по которому право на поставки сжиженного газа на зарубежные рынки получают все вышеупомянутые проекты, в ноябре закон был утвержден Госдумой, 30 ноября его подписал президент РФ Владимир Путин. Но рынок есть рынок, и последнее слово остается за потребителями. Поэтому главный вопрос в отношении перспектив развития озвученных новых СПГ- проектов заключается в следующем: готовы ли покупатели, а именно азиатские покупатели, отдать предпочтение новому российскому СПГ в условиях усиливающейся конкуренции со стороны других поставщиков.

Растущие потребности

Если посмотреть на фундаментальные экономические факторы, такие как баланс спроса и предложения, становится очевидно, что рынок для нового СПГ в АТР имеется. Более того, спрос на него растет быстрыми темпами из-за последствий аварии на АЭС в Фукусиме и последующего закрытия атомных реакторов в Японии и быстрого роста китайской экономики, требующей новых и новых объемов «голубого топлива».

Япония. По данным Института экономики энергетики Японии спрос на газ, получаемый исключительно в форме СПГ, в Стране восходящего солнца вырос с 2010 по 2013 год практически на 20 млн т/г (с 71 млн т/г в 2010 г. до 89 млн т/г в 2013 г.). Доля СПГ в электрогенерации за тот же период выросла с 32% до 50%. В своем ноябрьском прогнозе развития мирового рынка СПГ аналитики BofA Merril Lynch предсказали, что ввод ядерных мощностей в Японии может начаться не раньше конца 2014 — начала 2015 года [1]. Учитывая протестные настроения населения Японии относительно ядерной энергетики, можно предположить, что перезапуск реакторов будет очень ограниченным, а значит, и замещение данных мощностей газовой генерацией будет продолжаться.

Южная Корея. Министерство экономики знаний Республики Корея выпустило 31 декабря 2010 года 10-й план спроса и предложения на газовом рынке страны на период с 2010 по 2024 год. Согласно документу, на этот период в стране ожидается рост спроса на газ в размере 1,8% в год.

Интересно, что «ядерный фактор», так сильно повлиявший на энергобаланс Японии, является значимым и в Южной Корее. В 2012 году на 23 ядерных реакторах было произведено порядка 30% потребляемой республикой электроэнергии. По состоянию на август 2013 года 6 реакторов были отключены для проведения техобслуживания или проверок. В результате государственная Kogas спрогнозировала рост спроса на СПГ в стране в 2013 году в размере 3,6% по сравнению с 2012 годом.

Китай. По прогнозам мировых энергетических агентств, таких как Международное энергетическое агентство (IEA) и Управление энергетической информации Минэнерго США (EIA), спрос на газ со стороны КНР вырастет до 500 млрд м3 к 2035–2040 годам, очевидно, что большая ниша на этом рынке уготована и СПГ. Ожидается, что мощность регазификационных терминалов в КНР достигнет к концу 2014 года 38 млн т/г (12 млн т/г в 2010 г.).

Индия уже стала пятым крупнейшим потребителем СПГ в мире (уступая Японии, Южной Корее, Китаю и Испании) и продолжает наращивать закупки сжиженного газа. По словам министра природного газа Индии Вираппа Мойли, спрос на СПГ в стране будет расти в среднем на 5–6% в год до 2020 года и на 2–3% в год в дальнейшем. Министр считает, что к 2016– 2017 годам мощность регазификационных терминалов превысит 50 млн т/г.

Масштабные планы азиатских потребителей по наращиванию импорта СПГ существенно сдерживаются нынешним «премиальным» статусом рынка АТР. По оценке BofA Merril Lynch, уже сегодня спотовые поставки СПГ в северо-восточную Азию оказываются на $6–7/1 млн Б ТЕ. выше цен на европейских торговых площадках. Такой дисбаланс очень больно бьет по карманам азиатских покупателей сжиженного газа и вынуждает их искать пути выхода из данной ситуации.

Меры национального характера…

На прошедшей в сентябре 2013 года в Южно-Сахалинске международной конференции «Нефть и газ Сахалина – 2013» Такаюки Сумита, генеральный директор департамента природных ресурсов и топлива Агентства по минеральным ресурсам и энергетике при Министерстве экономики, торговли и промышленности Японии, рассказал о принимаемых мерах по снижению бюджетной нагрузки на импорт углеводородов.

Снижение населения. Япония прогнозирует сокращение спроса на энергию в том числе за счет таких естественных факторов, как старение и уменьшение населения, которое к 2060 году сократится до уровня 1955 года. Аналогичная тенденция прогнозируется и в Южной Корее, а также в Китае (стоит осознавать, что при относительном сокращении КНР останется на пьедестале стран с крупнейшим населением). В Индии же тенденция обратная — по прогнозу ООН, к 2028 году Индия обгонит по числу населения Китай, и этот рост продолжится до 2050 года.

Газогидраты. Одной из целей национальной энергетической политики Японии является повышение энергоэффективности экономики и внедрение новых технологий. Инновацией, на которую сегодня возлагают большие надежды, является освоение ресурсов газовых гидратов. Проект разработки гидратов метана MH21 (Research Consortium for Methane Hydrate Resources in Japan) реализуется в Японии уже на протяжении долгого времени (см. «Гидратная революция?»).

Япония рассчитывает начать промышленную добычу газа из газовых гидратов в 2016–2018 годах. Однако большинство экспертов согласны, что для перевода данной прорывной технологии на коммерческие рельсы необходимо время и значительные инвестиции.

По оценке MH21, стоимость газа, добытого из газовых гидратов, колеблется в диапазоне ¥46–100/м3 ($425–1600/1000 м3 в ценах 2004 года, а с тех пор стоимость реализации таких проектов выросла в 2–3 раза вслед за ценой на нефть), что пока делает коммерческую разработку гидратов метана необоснованной.

По словам Эндрю Нэффа, старшего аналитика по энергетике компании IHS, никто не будет строить свою энергетическую политику на технологиях, потенциал которых может быть реализован только в будущем. В русле существующих оценок прозвучали слова Александра Медведева, генерального директора «Газпром экспорта», о том, что «гидраты метана являются энергией для наших правнуков».

Угольная энергетика. Другой, намного более реальной альтернативой дорогому импорту углеводородов является использование технологий чистой угольной энергетики. По словам Такаюки Сумиты, уже сегодня Япония располагает первоклассными технологиями в этой сфере и не только готова расширять их использование на своем рынке, но и может поделиться ими с партнерами по региону.

Сланцы. Определенное развитие технологии чистой угольной энергетики получили и в Китае. При этом, по мнению Нэффа, большее будущее на энергетическом рынке КНР может быть уготовано собственным ресурсам сланцевого газа.

В «Газпроме» на возможность экспорта «сланцевой революции» на рынок КНР смотрят со скепсисом. По словам Сергея Комлева, начальника Управления структурирования контрактов и ценообразования «Газпром экспорта», существующая система субсидирования цен на газ на внутреннем рынке КНР убивает производство сланцевого газа.

«Гидратная революция?»

Совместными усилиями японских и канадских ученых в 2001 году в Канаде был проведен первый тест добычи метана из газогидратов путем их нагревания. В период с 2007 по 2008 год также на территории североамериканской страны был проведен тест по извлечению метана путем охлаждения газовых гидратов. По оценке японских исследователей, акватории востока Японии содержат 1,1 трлн м3 газа в газовых гидратах, что равняется величине японского импорта СПГ на протяжении 11 лет. В марте 2013 года японская госкорпорация JOGMEC первой в мире успешно провела пробный тест по добыче метана из газогидратов в открытом море. Пилотный проект был реализован в акватории, омывающей берега полуостровов Ацуми и Сима (восточное побережья острова Хонсю). Эксперимент продолжался с 15 февраля 2012 года по 18 марта 2013 года. В рамках проекта с помощью бурового судна Chikuyu была пробурена одна добывающая скважина и две наблюдательные. Летом 2012 года были получены образцы керна. С 12 по 18 марта 2013 года было проведено испытание скважины, в ходе которого добыто 120 тыс. м3 газа (в среднем 20 тыс. м3 /сут).

…и интернационального

Диверсификация. Третьим способом снижения импортного бремени для азиатских потребителей является скорейшее начало импорта североамериканского СПГ и более широкая географическая диверсификация поставок. Согласно официальным целевым установкам Министерства экономики, торговли и промышленности Японии, страна рассчитывает закупать до 20 % потребляемого СПГ в США, стоимость которого на приемном терминале в Японии, по имеющимся оценкам японских ведомств, будет составлять $10–11/1 млн Б ТЕ ($350– 385/1000 м3), что значительно ниже текущей средней цены импорта сжиженного газа в Японии, которая достигает $16,6/1 млн Б. Т.Е. ($580/1000 м3).

Также в числе приоритетных upstream-проектов, которые потенциально станут источниками поставок сжиженного газа в Японию, являются проект добычи природного газа в Мозамбике — Rovuma Offshore Gas Field Area 1 Project, где японская Mitsui владеет 20 %-ной долей, канадские интегрированные проекты по добыче, транспортировке и сжижению газа, а также другие проекты, где японские компании являются операторами, как, например, СПГ-проект Ichthys LNG в Австралии. Разумеется, пристальное внимание уделяется и российским дальневосточным СПГ-проектам.

Союз потребителей. Еще одним способом борьбы за более дешевый СПГ на азиатско-тихоокеанском рынке является координация усилий стран-импортеров в их отношениях с поставщиками сжиженного газа. Так, исполнительный директор Kogas Чан Сок Хе в октябре 2013 года в интервью «Wall Street Journal» заявил: «Япония является крупным покупателем СПГ. Я не думаю, что нам нужна конкуренция, которая только поднимет цены на сжиженный газ. Напротив, скоординировав усилия, мы сможем обоюдно выиграть» [2].

Ранее правительства Японии и Индии объявили о планах по созданию многосторонней группы покупателей СПГ. Нэфф, однако, со скепсисом смотрит на возможность создания азиатского союза потребителей газа, отмечая, что при выстраивании энергетической политики страны АТР прежде всего руководствуются национальными интересами.

Предполагается, что работа потребителей в рамках всех упомянутых направлений должна как сгладить рост спроса на СПГ, так и отразиться на традиционной для региона системе ценообразования на «голубое топливо» и характере контрактов, потенциально снизив цены.

Североамериканский СПГ — «game changer»?

Традиционно в Азиатско-Тихоокеанском регионе доминирует система ценообразования с нефтяной индексацией, причем газ привязан даже не к корзине нефтепродуктов, а к JCC (Japanese Crude Cocktail), смеси азиатских нефтей. Весь трубопроводный газ на этом рынке привязан к цене «черного золота». Что касается СПГ, то здесь есть определенная доля контрактов типа «газ-газ», однако она невелика (12 % в 2010 году) [3].

«Существующая система имеет как положительные, так и отрицательные стороны, хотя со стороны азиатских потребителей превалирует негативное мнение», — рассказывает Уильям Пауэлл, выпускающий редактор обзора «International Gas Report» ценового агентства Platts. Такое мнение могло сформироваться в Азии благодаря аргументам европейских политиков, считает Комлев: «Европейцы обеспокоены потерей СПГ, который весь ушел в Азию, и пытаются под привлекательным соусом о снижении цен убедить азиатских политиков, что нефтяная индексация уже прекратила свое существование. Но это смешно, поскольку в Азии есть страны, где существует прямая конкуренция между газом и нефтью не только в секторе домашних хозяйств и промышленности, но и в сфере электрогенерации».

Однако политическое направление задано, и Азия, видимо, будет двигаться в сторону гибридной системы ценообразования (характерной сегодня для европейского рынка). Помочь региону в этом должно начало поставок североамериканского СПГ с ценовой привязкой к Henry Hub и создание собственных газовых хабов.

Сегодня в США четыре СПГ-проекта получили разрешения Минэнерго на экспорт газа в страны, не связанные с США соглашениями о свободной торговле, в объеме до 50 млн т/г. Половина из этих объемов (1/6 текущего азиатского импорта) уже законтрактована азиатскими потребителями. При этом никто не может знать, сколько будет стоить газ на Henry Hub к моменту начала экспорта североамериканского СПГ. Ведь если цены на Henry Hub будут расти и будет расти стоимость транспортировки этого газа, то непонятно, окажется ли эта цена привлекательной для рынка, рассуждает Комлев.

Бернард Самуэлс, вице-президент по коммерческим вопросам компании Sakhalin Energy, также не разделяет эйфории по поводу превращения североамериканского СПГ в некий фактор, который коренным образом изменит существующий рынок. «Что касается экспорта СПГ из Северной Америки, то, во-первых, он начнется только в 2016–2017 годах. Во-вторых, несмотря на то, что определенное количество экспортируемых объемов будет привязано к Henry Hub, непонятно, почему другие производите ли СПГ должны привязывать цены на свою продукцию к ценам американского газового рынка, с которым у них нет никакой связи», – утверждает Самуэлс.

В трейдинговом подразделении «Газпрома», Gazprom Marketing & Trading (GM&T), готовы осуществлять операции с североамериканским СПГ, однако отмечают, что он совершенно точно не будет настолько дешев для азиатских потребителей, как об этом часто говорится.

Сегодня стоимость «голубого топлива» на Henry Hub составляет менее $4/1 млн Б ТЕ при затратах на производство, в сумме составляющих $6. В российском газовом концерне ожидают, что в среднесрочной перспективе стоимость американского газа как минимум вырастет до уровня фактических затрат, что при учете различных платежей, в том числе трансфертных выплат и коэффициента доходности компаний, приведет к стоимости американского СПГ порядка $12– 13/1 млн Б ТЕ. В GM&T также полагают, что серьезным недостатком СПГ из США является очень протяженное транспортное плечо. Оно может создать трудности с обеспечением надежности поставок и вынудить американцев предоставить скидку, что прежде всего подорвет позиции австралийского СПГ, затраты на производство которого считаются высокими (аналитики BofA Merril Lynch подсчитали, что стоимость австралийского газа будет на 10–20% больше СПГ с американского проекта Sabine Pass, поставки по которому начнутся в середине 2016 года).

Что касается перспектив создания собственных хабов в АТР, то здесь представители российского газового бизнеса единодушны: значительных изменений здесь ждать в ближайшей перспективе не следует. Не стоит забывать, что для достижения нынешнего уровня «либеральности» рынка европейским хабам понадобилось порядка 15 лет, и маловероятно, чтобы в Азии этот процесс прошел быстрее.

В регионе сохранится доминирование долгосрочных контрактов, полагают и в «Газпроме», и в Sakhalin Energy. Отраслевые эксперты при этом ожидают более широкого применения механизмов гибкости по данным контрактам. Нэфф напоминает, что в отношениях с европейскими потребителями «Газпром» уже начал принимать более гибкие правила игры, и это в регионе, где в ряде стран российский концерн является единственным поставщиком. «В Азии «Газпром» ставит своей целью расширение присутствия, а без более гибкого отношения к покупателям достижение этой цели маловероятно», — уверен эксперт.

Самуэлс более осторожен в формулировках: «Сложившаяся структура СПГ-контрактов в Азии обеспечивает для продавца стабильные отгрузки, а для покупателей – надежные поставки. Вероятно, что и производители СПГ, и его импортеры предпочтут сохранить эти необходимые условия, хотя по ряду случаев могут быть достигнуты соглашения о более гибких условиях».

Что касается краткосрочных контрактов (пусть и с привязкой к JCC), то, как свидетельствуют тенденции последних лет, их доля все-таки будет расти.

Достучаться до цены

Что касается цен, по которым сегодня азиатские потребители получают СПГ с российского завода Sakhalin Energy (в 2012 году было произведено 10,9 млн т СПГ, из которого по 0,9 млн т было закуплено трейдинговыми подразделениями «Газпрома» и Shell, менее 10% произведенного СПГ было поставлено в рамках разовых сделок азиатским потребителям, оставшаяся продукция транспортировалась в страны АТР в рамках долгосрочных контрактов), то это тайна за семью печатями. Однако некоторые слухи просачиваются на рынок.

Так, по сообщению Bloomberg со ссылкой на данные таможенной службы Южной Кореи, в мае 2013 года поставки СПГ из России обошлись стране в $3,91/1 млн Б ТЕ. По расчетам РИА Рейтинг, основанным на данных Федеральной таможенной службы РФ, при сопоставлении объема экспорта российского газа и вырученных средств по данной статье получается, что средняя стоимость российского СПГ для Японии в январе-мае 2013 года составила $390/1000 м3 (чуть более $11/1 млн Б ТЕ), а для Южной Кореи — $150/1000 м3 ($4,3/1 млн Б ТЕ).

В Sakhalin Energy конкретные ценовые параметры контрактов не раскрывают. Однако Бернард Самуэлс, вице-президент по коммерческим вопросам компании Sakhalin Energy, рассказал: «Переговоры по долгосрочным контрактам на поставки СПГ и их подписание проходило в разные годы на протяжении последнего десятилетия. В результате существует довольно широкий диапазон контрактных цен».

Спотовый рост

Сегодня, по данным таможенной статистики Японии и Международной группы импортеров СПГ (GIIGNL), доля закупок СПГ Страной восходящего солнца в рамках краткосрочных сделок несколько превышает 20%, тогда как еще десять лет назад этот показатель был почти нулевой. Не отстают от Японии в этой сфере и Южная Корея, и Китай [4].

При этом рост спотовой торговли в азиатских странах происходит в тесной связи с общемировыми тенденциями. В странах АТР в 2012 году 31,9% поставок СПГ было осуществлено на спотовой и краткосрочной основе, что составляет 72% мировой спотовой торговли (порядка 52 млн т в абсолютных показателях) [5].

На первый взгляд расширение спотовой торговли в регионе представляет опасность для реализации дорогостоящих проектов экспортных СПГ-терминалов, окупаемость инвестиций в которые требует твердых гарантий по сбыту. Однако «негарантированный» характер спотовых сделок с лихвой компенсируется прогнозируемой тенденций расширения рынка СПГ.

На растущем рынке новые возможности появляются и для трейдинговых подразделений российских производителей газа. В GM&T рассказывают, что уже продают значительное количество грузов по спотовым ценам.

Очевидно, что сегодня внешняя конъюнктура благоволит реализации российских проектов, но так ли все однозначно с внутрироссийскими реалиями?

Внутрироссийские перипетии

«Сахалин 1». На сахалинской конференции Виктор Тимошилов, начальник Управления координации восточных газовых проектов «Газпрома», заявил о нецелесообразности строительства СПГ-завода «Роснефти» и ExxonMobil на Сахалине. Топ-менеджер российского газового концерна апеллировал к тому, что, с учетом имеющейся газотранспортной инфраструктуры, газ с проекта «Сахалин-1» разумнее использовать для газификации Сахалинской области, поставок потребителям Дальнего Востока по газопроводу Сахалин– Хабаровск–Владивосток или возможного расширения существующего производства компании Sakhalin Energy.

В самой компании с такой постановкой вопроса категорически не согласны. Аргументам «Роснефти» вторят и специалисты отрасли. В ходе интерактивного голосования по будущему российских СПГ- проектов (в списке фигурировали не только находящиеся в «бумажной» стадии «Владивосток-СПГ» и возможная третья очередь завода Sakhalin Energy, но и проект «НОВАТЭКа» «Ямал-СПГ», строительство которого идет достаточно успешно) большинство присутствовавших на конференции экспертов посчитали проект «Роснефти» и ExxonMobil наиболее перспективным.

Ряд экспертов полагают, что принятие решения о либерализации экспорта СПГ было принято достаточно быстро именно благодаря стараниям Игоря Сечина. Оставив в стороне политические интриги, надо понимать, что промысловая инфраструктура в рамках проекта «Сахалин-1» готова, и главная часть себестоимости СПГ придется на инвестиции в строительство производства.

«Владивосток СПГ». По этому проекту уже принято инвестиционное решение. Конфигурация будущего завода может выглядеть следующим образом: для первых двух технологических линий будет поставляться сахалинский газ по газопроводу Сахалин–Хабаровск–Владивосток, для возможной третьей очереди — якутский газ.

В прошлом году, по подсчетам Михаила Корчемкина, гендиректора East European Gas Analysis, себестоимость газа, доставленного во Владивосток по газопроводу Сахалин–Хабаровск–Владивосток, составляла $643/1000 м3 (в расчеты эксперта включены затраты на строительство газопровода). И это очень дорого. Для подключения завода во Владивостоке к якутскому и иркутскому центрам газодобычи также необходимы огромные инвестиции как для запуска добычи на Ковыктинском и Чаяндинском месторождениях, так и для строительства газотранспортной инфраструктуры.

По оценкам МЭА 2012 года, только добыча газа в рамках новых российских upstream-проектов в Восточной Сибири, Арктике и на континентальном шельфе может варьироваться в диапазоне $3–7/1 млн Б ТЕ ($105–245/1000 м3) в долларах 2010 года [6]. Таким образом, успешность проекта «Владивосток-СПГ» зависит исключительно от возможности «Газпрома» обеспечить на выходе СПГ по конкурентоспособным ценам.

«Ямал СПГ». Завод «Ямал-СПГ», мощность которого, по планам консорциума (участники проекта «НОВА- ТЭК», французская Total и китайская CNPC, обсуждается возможность присоединения японских консорциумов Mitsui и Mitsubishi и индийских ONGC, Indian Oil и Petronet) должна составить 16,5 млн т/г (3 технологические линии по 5,5 млн т/г каждая), сегодня продвинулся далеко в сравнении с другими российскими СПГ-проектами в части строительства (строительство порта Сабетта началось еще в июле 2012 года).

В этом году с мертвой точки сдвинулась ситуация с контрактованием ямальского газа: в конце октября 2013 года «Ямал СПГ» подписал базовые условия соглашения с CNPC о поставке не менее 3 млн т СПГ в год в течение 15 лет с возможностью пролонгации, в том же месяце консорциум подписал 25-летний контракт с испанской Gas Natural Fenosa на поставки 2,5 млн т СПГ в год.

«Ямал-СПГ» имеет геостратегическое значение, поскольку России необходимо обладать мощностями по поставкам СПГ в Западное полушарие на случай изменения мировой конъюнктуры. Однако участие в проекте китайского капитала, а потенциально и японского с индийским означает, что крупные объемы предполагается отправить на азиатские рынки. Как раз на этом направлении проект подстерегают серьезные сложности, в основном, логистического характера.

Рискованный путь

Северный морской путь (СМП) в настоящее время набирает популярность в качестве маршрута транспортировки азиатских грузов на европейские рынки и в обратном направлении.

В 2012 году 270 судов прошли по данному маршруту. В декабре 2012 года зафрахтованное «Газпромом» судно-газовоз впервые прошло по Севморпути, доставив СПГ, произведенный на норвежском заводе в Хаммерфесте, японским потребителям. Еще ранее «НОВАТЭК» освоил данную транспортную артерию для перевозок газоконденсата.

В GM&T отмечают, что расходы на проводку судна по СМП выливаются в значительную сумму, но существенна также и потенциальная экономия времени, уменьшение потерь от испарений и отсутствие необходимости платить сборы за проход по Суэцкому каналу.

Присматриваются к СМП и зарубежные производители сжиженного газа. Так, по словам Мортена Эека, представителя пресс-службы компании Statoil в подразделении маркетинга, переработки и возобновляемой энергии, норвежская компания внимательно следит за развитием грузоперевозок по Севморпути и возможностями по использованию маршрута для торговли своим СПГ.

Однако, несмотря на коммерческую привлекательность СМП, нерешенным остается целый ряд вопросов, связанных с безопасностью перевозок. Производство СПГ должно работать как часы, и малейшая задержка танкера может обернуться остановкой производственных процессов и многомиллионными убытками производителя.

А прецедентов с нештатными ситуациями на трассе Севморпути существует множество. Из последних примеров достаточно вспомнить сентябрьскую аварию танкера Nordvik, перевозившего груз дизельного топлива в Мурманск и столкнувшегося с льдиной у северного берега полуострова Таймыр. Nordvik является судном класса «река-море» и не предназначено для использования в арктических морях. Недооценка рисков всегда приводит к тяжелым последствиям.

Именно поэтому в июле 2013 года консорциум «Ямал СПГ» сделал заказ на постройку на верфях корейской Daewoo 16 танкеров ледового класса ARC7, которые способны вывозить СПГ Ямала, самостоятельно преодолевая льды до 2,1 метра толщиной (по экспертным оценкам, стоимость одного такого судна составляет порядка $170 млн). По словам Лолия Цоя, заведующего лабораторией ледокольной техники и ледовых качеств судов ЦНИИМФ, суда такого класса могут в течение 6 месяцев в год ходить в Японию.

Но, обеспечив флот подходящими для эксплуатации в высоких широтах газовозами, не стоит забывать об аварийно-спасательной инфраструктуре на Севморпути, а ее состояние сегодня бедственное.

Аварийно-спасательную готовность в западном секторе СМП обеспечивает Мурманское БАСУ, зона ответственности которого простирается от границы России с Норвегией в Баренцевом море до Тикси, расстояние до которого от Мурманска 3800 км. В восточном секторе трассы безопасность обеспечивает Дальневосточное БАСУ, базирующееся во Владивостоке. Если предположить, что аварийная ситуация возникла в середине зоны ответственности — в районе Диксона, удаленного от Мурманска на 1900 км, то срок реагирования самого быстрого спасателя «Капитана Мартышкина» может составить 3–4 суток, что крайне опасно в арктических условиях. В восточном секторе срок реагирования еще больше [7].

Таким образом, при всей амбициозности и прорывном характере проекта «Ямал-СПГ» до сих пор остается слишком много вопросов к логистике поставок. Проект может быть привлекательным только при серьезной поддержке государства, считает Вячеслав Кулагин, заместитель руководителя Центра изучения мировых энергетических рынков ИНЭИ РАН.

Конкуренция в ручном режиме

Не стоит забывать, что в глазах Кремля либерализация экспортного режима не должна выглядеть как конкуренция между российскими проектами. Идея российских властей состоит в том, чтобы позволить дополнительным объемам российского СПГ попасть на рынки стран АТР, но не в том, чтобы позволить разгореться конкуренции между российскими проектами за покупателей, что приведет к снижению цен.

В представлении Кремля на российский газ должно быть достаточно как спроса, так и покупателей. Уильям Пауэлл разделяет эту точку зрения, напоминая, что «Газпром», если только не проведет фундаментальное реформирование своей структуры, просто не способен реализовать такое количество экспортных проектов, которые могут довести до конца другие российские компании, работая независимо друг от друга. Однако Пауэлл советует держать в голове тот факт, что экспорт СПГ, каким бы привлекательным он ни был сегодня, может не остаться быть таковым в будущем. Причины здесь самые разные: могут вырасти внутренние цены на газ, может увеличиться использование газа в транспортном секторе и в качестве бункеровочного топлива. Через десять лет факторы сегодняшнего ценообразования, такие как нефтяная индексация, ценовой арбитраж, технологии и политические интриги, могут в корне измениться, считает эксперт.

Пока, по словам Уильяма Пауэлла, сложно предсказать, насколько конкурентоспособными окажутся поставки с «Ямала-СПГ» или «Владивосток-СПГ» в сравнении с восточноафриканским или восточносредиземноморским СПГ. Также не стоит забывать о потенциальном экспорте СПГ из Ирана, где стоимость добычи газа является очень низкой.

Сегодня в России бытует мнение, что в перспективе цены на СПГ в АТР останутся на текущем уровне или даже вырастут. Однако потенциально они могут и снизиться, особенно в случае запуска атомных мощностей в Японии. Претендующим на экспорт российским производителям газа нужно быть готовыми к данной ситуации и стремиться к оптимизации затрат на свои мегапроекты. Стимулом к этому может стать только реальная, а не срежиссированная Кремлем конкуренция.

Литература

1. BofA Merril Lynch. Global Energy Weekly. Another tight year ahead for LNG, 13 November 2013.
2. In-Soo Nam. Korea Gas Considers Canadian Project Stake Sale. Wall Street Journal, 15 October 2013.
3. «Developing a Natural Gas Trading Hub in Asia. Obstacles and Opportunities», OECD/IEA 2013.
4. С. Капитонов. Страхи волатильности. О тенденциях ценообразования в Азиатско-Тихоокеанском регионе. OGJRussia № 4 (59), апрель 2012, стр. 16.
5. International Gas Union. World LNG Report — 2013 Edition
6. IEA, The Golden Rules for Golden Age of Gas, 2012.
7. М. Григорьев. Проблемы транспортировки углеводородов по Северному морскому пути. OGJRussia № 9 (64), сентябрь 2012 года, стр. 74.

Основные индексы:
Brent 45,28 -0,3700 (-0,81%)
Dow Jones 21 397,29 -12,74 (-0,06%)
Курсы валют:
USD 59,6564 -0,4918 (-0,82%)
EUR 66,6780 -0,4715 (-0,7%)
CNY 87,2323 -0,8195 (-0,93%)
JPY 53,6261 -0,5541 (-1,02%)
Акции нефтегазовых компаний:
Micex Oil & Gas 4674,92 0 (0,00%)
Rosneft 321,25 2,2500 (0,71%)
Lukoil 2794 33,5000 (1,21%)
Gazprom 119,05 -0,5000 (-0,42%)
Gazprom Neft 184,9 -7,5000 (-3,90%)
Surgutneftegaz 25,63 -0,0400 (-0,16%)
Tatneft 376,35 3,2500 (0,87%)
Bashneft 2550 70,0000 (2,82%)
Источник – Финмаркет
Tools
Длина, расстояние
000,00
Площадь
000,00
Объем
000,00
Вес
000,00
Скорость
000,00
Температура
000,00
Плотность
000,00
Давление
000,00
Сила
000,00
Объемная
скорость
000,00
Объем/Вес нефти
000,00
Плотность нефти
000,00
Объем/вес/энергия
природного газа
000,00
Объемный расход
газа
000,00
Rad
Gra
x!
(
)
С
AC
Inv
sin
ln
7
8
9
/
Pi
cos
log
4
5
6
*
e
tan
sqrt
1
2
3
-
Ans
exp
x^y
0
.
=
+

"Бурение и освоение нефтяных и газовых скважин. Терминологический словарь-справочник", Булатов А.И., Просёлков Ю.М., М.: Недра, 2007

Примеры терминов:

  • Лёгкая нефть

     (low-density oil) – нефть с низкой плотностью, что обусловлено как её химическим характером (преимущественным содержанием метановых углеводородов), так и фракционным составом – высоким содержанием бензина.

     (low-density oil) – нефть с низкой плотностью, что обусловлено как её химическим характером (преимущественным содержанием метановых углеводородов), так и фракционным составом – высоким содержанием бензина.

  • Карта сопротивлений

    (map of resistivities) карта равных кажущихся удельных сопротивлений, составленная по результатам электроразведки методом постоянного тока. К.с. характеризует поведение поверхности опорного электрического горизонта при исследовании глубоко залегающих структур или чередование различных по сопротивлению пород при картировании под наносами с помощью электроразведки.

    (map of resistivities) карта равных кажущихся удельных сопротивлений, составленная по результатам электроразведки методом постоянного тока. К.с. характеризует поведение поверхности опорного электрического горизонта при исследовании глубоко залегающих структур или чередование различных по сопротивлению пород при картировании под наносами с помощью электроразведки.

  • Кондуктор

     (casing, casing conductor) колонна труб, применяемая для предотвращения обвалов пород, залегающих на малых глубинах, для обеспечения защиты при выбросах на малых глубинах в процессе бурения (на нём нередко устанавливается противовыбросовое оборудование).

     (casing, casing conductor) колонна труб, применяемая для предотвращения обвалов пород, залегающих на малых глубинах, для обеспечения защиты при выбросах на малых глубинах в процессе бурения (на нём нередко устанавливается противовыбросовое оборудование).
  • Протекторное кольцо

    (drill-pipe protector) резиновое кольцо, надеваемое на бурильную трубу для предупреждения истирания обсадных труб и бурильных замков (или снижения его интенсивности).

    (drill-pipe protector) резиновое кольцо, надеваемое на бурильную трубу для предупреждения истирания обсадных труб и бурильных замков (или снижения его интенсивности).
  • Плавучие эксплуатационные системы

    (floating production system (FPS)) системы, которые остаются в плавучем состоянии и не прикрепляются к морскому дну ничем, кроме якорей.

    (floating production system (FPS)) системы, которые остаются в плавучем состоянии и не прикрепляются к морскому дну ничем, кроме якорей.
  • Избыточное пластовое давление

    (excessive formation pressure) разница между значениями пластового давления в нефтяной или газовой залежи и гидростатического давления при той же абсолютной отметке. Или: превышение пластового давления над пластовым водяным давлением на данной отметке в нефтяной или газовой залежи.

    (excessive formation pressure) разница между значениями пластового давления в нефтяной или газовой залежи и гидростатического давления при той же абсолютной отметке. Или: превышение пластового давления над пластовым водяным давлением на данной отметке в нефтяной или газовой залежи. Или: пластовое давление, значения которого лежат в интервале между нормальным гидростатическим и нижним пределом аномально высокого давления (В.М. Добрынин, В.А. Серебряков, 1978).

  • Кулачковый колонный разъединитель

    (dog-type string disconnector) колонный разъединитель, рабочими элементами которого являются кулачки.

    (dog-type string disconnector) колонный разъединитель, рабочими элементами которого являются кулачки.
  • Бетонная рубашка

    (concrete coating, concrete jacket) для удержания подводного трубопровода на дне моря.

    (concrete coating, concrete jacket) для удержания подводного трубопровода на дне моря.
Совместно с "Мультитран"
Яндекс.Метрика