ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ
Рынок нефтепродуктов: запуск новых фьючерсных контрактов Майские тренды IT-технологии в нефтегазовой промышленности Регистрация правил доступа на торги и новые этапы road show фьючерса на Urals Oil & Gas Journal Russia второй раз подряд признан лучшим брендом среди российских нефтегазовых журналов ИД «Недра» выступил спонсором выставки и конференции Offshore Technology Conference в США Oil & Gas Journal Russia признан «Лучшим брендом 2016 года» среди нефтегазовых изданий России Ачимовские пласты Уренгойского месторождения Иракский блицкриг против курдского референдума Эксперты PwC оценили перспективы мирового рынка малотоннажного производства СПГ Регенерация бурового раствора при бурении скважин с оптимизированной конструкцией Мировое измерение российского нефтесервиса Временные трубопроводы Brent 62,55 -0,9200 (-1,45%) USD 58,8987 +0,1905 (0,32%) Micex Oil & Gas 5287,84 +1,61 (0,03%)

Статья в свободном доступе

Пятница, 01.11.13
Нефтетрейдеры становятся чуточку ВИНК

Интервью с Дэвидом Файфом, главой службы исследований и анализа рынков Gunvor Group  Международные трейдеры, озабоченные сокращением доходности исключительно торговых операций, проникают в новые сферы бизнеса, в добычу и переработку. Между тем для рынка нефтепродуктов и перерабатывающей отрасли в Европе продолжается непростой период, однако ситуация не катастрофична, ниша для растущего потока нефтепродуктов из России сохраняется. Об этих и других аспектах мировых рынков Илье Алькову рассказал Дэвид Файф.

OIL TRADERS INTEGRATING ALONG THE VALUE CHAIN 

Some of the world trading houses acquire new assets either downstream or upstream. Оver the last 5 years pure trading margins have diminished. Therefore with physical assets traders have more options you are hedging their exposure. Western Europe oil demand has really peaked, and there will be modest decline over the next 5-10 years. So the European refining system is under a lot of competitive pressure. Some of the refineries will close, and therefore that opens space for Russian products, particularly middle distillates into the European market. These and other aspects of global markets David Fyfe, Head of Market Research and Analysis of the Gunvor Group, discussed with Ilya Alkov.

Господин Файф, каковы, на ваш взгляд, сегодняшние ключевые тенденции международного трейдерского рынка? 

— В последние 10-20 лет изменения в структуре международного трейдинга были весьма ощутимы. Что касается крупнейших международных нефтяных компаний (Exxon/Mobil, Shell, BP и других), которые традиционно присутствовали по всей цепи поставок нефти, то они стали заниматься трейдингом гораздом меньше, поскольку сосредоточились на капиталоемких проектах в разведке, добыче и переработке ресурсов. Для этих мега-проектов необходимы гигантские инвестиции, которые не потянуть силами одного крупного холдинга, здесь необходимы консорциумы.

    Данный процесс расширил пространство для трейдинговой активности специализированных торговых домов, таких как Gunvor, Glencore, Vitol, Trafigura, Mercuria. Трейдеры значительно увеличили объемы операций с физическими партиями сырья и нефтепродуктов.

    Между тем прибыльность от трейдинга сырьем и продуктами переработки за последние 5 лет сокращалась, в значительной степени из-за роста конкуренции и последствий кризиса 2008 года.

    В этих условиях наметилась новая тенденция: крупнейшие трейдеры стали входить в активы в добыче и переработке и не только в сфере нефти и нефтепродуктов, но и угля, руды и т. д. В условиях сокращающейся маржи необходима диверсификация, хеджирование рисков торговых операций. Думаю, присутствие трейдеров в секторе производства будет только расти.

    В свою очередь некоторые крупные игроки, например инвестиционные банки, стали играть несколько меньшую роль на рынке физической торговли нефтью, хотя и сохраняют свою роль с точки зрения хеджирования финансовых рисков, а также поддержания ликвидности на биржевом рынке commodities.

А как обстоят дела с активностью национальных нефтегазовых компаний? 

— Их присутствие непосредственно в торговле значительно выросло на фоне спада активности международных majors. Буквально в последние годы мы увидели усиление российских и китайских госхолдингов в области трейдинга, оно также будет расти. Мы в целом видим укрупнение торгового бизнеса, сокращение количества операторов в мировом масштабе. При этом я уверен, что трейдеры не сильно уступят свою долю рынка национальным компаниям, они будут продолжать играть ключевую роль в перемещении мировых потоков сырья.

Бытует мнение, что нефтетрейдерская деятельность не особенно подвергается регулированию…

— В этом утверждении велика доля мифов. На самом деле регулирование весьма серьезно, главным образом оно касается нашей отчетности за движение груза «из пункта А в пункт Б», на нас лежит большая доля ответственности за сохранность товара, безопасность перевозки, будь то танкерная поставка, трубопроводная прокачка, перевалка на терминалах.

    Кроме того, нам также все чаще приходится отчитываться о нашей финансовой деятельности перед биржами, регуляторами (например, американской CFTC – Commodity Futures Trading Commission) и организациями на региональных финансовых рынках. 

    Мы стараемся придерживаться принципов такой организации, как IOSCO (Международная организация комиссий по ценным бумагам), которая занимается выработкой единых стандартов биржевого регулирования, они вполне применимы и к нефтяному рынку, к нашей работе с ценовыми агентствами. В последнее время идет пересмотр того, как агентства собирают информацию и как идет предоставление этой информации на рынке. При этом и трейдеры и агентства стараются следовать единым принципам прозрачности, не допускать конфликта интересов, обеспечивать достоверность информации о ценах. 

    Опасность состоит в том, что контролирующие органы периодически пытаются регулировать все инструменты рынка идентично. Например, биржевые кредитно-дефолтные свопы (CDS), пузырь на рынке которых лопнул в 2008 году, это далеко не то же самое, что фьючерсные контракты на нефтяном рынке или маркерный сорт на физическом рынке сырья. Регуляторам необходимо учитывать эти особенности. 

Каким образом трейдеры организуют торговый процесс (в частности, при операциях с Россией), определяют место и долю спотовых закупок, приобретения товара на тендерах, соотношение в торговом балансе сырья и продуктов переработки? 

 — Происходит сочетание различных стратегий в зависимости от конкретных условий рынка — у трейдеров нет определенных предпочтений. Конечно, основная часть международной физической торговли нефтью осуществляется на контрактной или тендерной основе. Спотовый рынок относительно невелик. Тем не менее он очень важен в плане краткосрочных колебаний цен и определения рыночной маржи.     

     Если говорить о балансе конкретных товаров для бизнеса нашей компании, то он существенно изменился с течением времени. В начале 2000-х на нефть приходилось почти 100% всех операций. Потом доля сырья стала плавно сокращаться, но даже 5 лет назад еще 60–70% операций приходилось на нефть. Сегодня все кардинально изменилось, и в 2012 году нефть занимала около 30% в нашем портфеле, остальное составляли нефтепродукты, газ, уголь и другие товары, которыми мы торгуем без физического перемещения (металлы, сельхозпродукция, выбросы CO2). Но мы не исключаем изменения этого соотношения в зависимости от условий на рынке.

Расскажите, пожалуйста, о тенденциях на рынке поставок сорта Urals. Как вы оцениваете конкурентоспособность этой российской смеси? 

— Очевидно, что Urals обладает географическим преимуществом для своего традиционного рынка — Европы. За последние 2–3 года цена на Urals была достаточно устойчивой. Это во многом было результатом перебоев с поставками на средиземноморский рынок (в результате санкций к Ирану и перебоев с поставками из Ирака и Ливии). Несмотря на то что Urals не схож с ливийской нефтью, дефицит положительно сказался на цене российской нефти.

    Говоря об экспорте сырья в Западную Европу, нужно отметить, что спрос на нефть находится на максимуме, и, скорее всего, мы увидим некоторое его снижение в последующие 10 лет. Очевидно, что большая часть роста спроса на нефть придется на развивающиеся рынки.

    Сорт Urals остается важной частью нашей повседневной работы, как с точки зрения наших НПЗ в Ингольштадте и Антверпене, так и для торговой деятельности в целом. Поэтому мы продолжим покупать эту нефть на спотовом рынке.

    Ранее мы очень активно участвовали в тендерах по Urals, которые проводила «Роснефть», но в последнее время не находим цены там привлекательными, в итоге наша активность на этих торгах снизилась, данную нишу заняли другие трейдеры. Но кто знает, может, в будущем, если цены будут лучше, мы снова станем в больших масштабах торговать сырьем «Роснефти». 

Как вы оцениваете перспективы торговли российским сортом ESPO в Азии? 

 — Я думаю, что у ESPO большое будущее. Этот сорт был очень быстро принят рынком. Я думаю, что рост объемов торговли им на свободном рынке будет продолжаться. По-прежнему держится высокая премия цен ESPO к Dubai, обусловленная нехваткой определенных альтернативных сортов на азиатском рынке: ближневосточных (в том числе ливийской) и западно-африканских.

     Тем не менее участники рынка задаются вопросами, связанными с поставками ESPO. Насколько новые объемы этой нефти будут доступны на свободном рынке, не уйдут ли они по новым контрактам в Китай? Возможно ли увеличить поставки из Западной Сибири в трубопровод ВСТО и повлияет ли это на качество смеси в трубе с течением времени? Все это окажет воздействие на рынок ESPO и ценообразование. 

Что можно сказать о состоянии и перспективах европейского рынка нефтепродуктов? Как известно, ситуация со спросом здесь весьма непростая. Более того, прогнозируется рост предложения как из России (в связи с активной модернизацией НПЗ), так и из США (из-за высоких темпов добычи нефти, роста экспорта топлива). 

— За последние пять лет европейский рынок продемонстрировал сокращение мощностей на 1,7 млн барр/сут. Вероятно, эти показатели сократятся еще на 500–700 тыс. барр/сут в следующие 5 лет, при этом 5–7 НПЗ могут быть закрыты (из наименее технологически сложных).

    В итоге на европейском рынке появится больше места для российской продукции, в особенности средних дистиллятов, в частности на высококачественный дизель, по которому в Европе существует структурный дефицит.

    В целом мы видим на рынке важные изменения — объем торговли нефтепродуктами растет быстрее, чем сырой нефтью. Мы с помощью нашего терминала в Усть-Луге, собственных НПЗ и мощностей по хранению на Дальнем Востоке, стараемся использовать данную тенденцию.

    И я не согласен с некоторыми экспертами. В частности с Хорхе Монтепеке из Platts, который считает, что европейский рынок будет закрыт для серьезного увеличения поставок со стороны российских компаний, потому что туда придут объемы из США (об этом он сообщил на конференции «Рынок нефтепродуктов РФ: основные векторы движения» в октябре 2013 года в Москве. – Прим. OGJR). По моему мнению, большая часть нефтепродуктов из Штатов все же будет поступать на рынки Латинской Америки, потому что транспортировка туда экономически более логична. 

Как на этом фоне выглядит азиатский экспортный рынок топлива? 

 — Он будет важнейшим для поставщиков, так как на него придется большая часть роста мирового спроса. И здесь поставки из России на северо-западном направлении на крупных судах имеют хорошие перспективы. 

     Совсем недавно некоторые трейдеры продемонстрировали возможности использования Северного морского пути для поставок нефтепродуктов. Я думаю, что использование данного торгового маршрута — захватывающая перспектива, хотя, видимо, она реализуется на более отдаленном временном отрезке. 

     Говоря о рынках нефтепродуктов, можно отметить значительный потенциал для роста спроса на нафту в Азии — со стороны нефтехимических заводов. В Европе же нефтехимия находится под мощным давлением, как и НПЗ со стороны «сланцевой революции» в Северной Америке.

     Существуют другие моменты, которые могут оказать значительное влияние на глобальный рынок нефтепродуктов. Так, Международная морская организация в настоящее время старается понизить нормы по серной составляющей в судовых топливах. Произойдет ли в связи с этим перемещение акцентов в сторону судового дизеля? Возрастет ли использование мазута с большей степенью очистки? Или же в конце концов судовладельцы будут все больше переходить на СПГ? Пока у специалистов нет ответов на эти вопросы, но ясно, что это существенно скажется на региональных рынках. 

Каковы прогнозы по экспорту российского мазута, ожидаются ли какие-либо изменения на экспортных рынках этого продукта для российских поставщиков? 

 — Я думаю, что хороший потенциал для поставок мазута сохранится. Мазут может быть замещающим топливом. Например, когда возникают перебои в поставках угля для производства электроэнергии в Китае и в Азии в целом, мазут, как и дизель, может компенсировать эти потери. Вместе с тем может произойти изменение баланса экспорта из России: мы увидим больше крекинг-мазута, на него имеется хороший спрос в качестве судового топлива.

Вы упомянули рынок судового топлива как нишу для СПГ. А каков ваш взгляд на перспективы развития рынка сжиженного газа в целом?

— Мне кажется, что наибольший интерес по отношению к СПГ проявят страны АТР. Мы увидим новые мощности, которые будут запускаться для того, чтобы обеспечить растущий спрос в Азии. Азия будет основным регионом роста, хотя и Европа внесет свой вклад в мировые показатели.

    При этом я не думаю, что из Северной Америки будут осуществляться поставки в слишком больших объемах, так как транспортные издержки весьма высоки. Но и для газа из Северной Америки тоже будет место. Как мы видим, уже четыре проекта в США получили разрешение на экспорт в Азию.

    В Азии ожидается хороший спрос на газ, поступающий из России, в том числе в виде СПГ. Причем необходимо просчитывать издержки конкретных проектов, это серьезная проблема, и с ней столкнулись австралийцы, которые, как ранее предполагалось, будут крупными производителями СПГ. Сейчас они испытывают трудности с контролем затрат в проектах по добыче и сжижению газа. 

Сохранится ли региональное разделение мирового рынка газа на атлантическую и тихоокеанскую зоны в плане формирования цен? 

— Полагаю, что сохранится, хотя многие эксперты в последнее время прогнозируют глобализацию рынка, связывая это с большей доступностью покупки СПГ на условиях спот.

    Между тем основные СПГ проекты требуют долгосрочных контрактов, так как они финансируются под залог будущих поставок. В Азии, вероятно, сохранится привязка цен на газ к нефти. В других регионах, где конкуренция между производителями газа очень высока, например в США или в некоторых частях Европы, цены на газ могут и не зависеть от нефти. Однако наличие различных механизмов ценообразования — вполне естественно.

Литература 

1. Об эволюции нефтетрейдинга в России. Интервью со старшим вице-президентом ТНК-BP Д. Коллеком. OGJR № 12 (56) 2011, с. 18. 

2. «Мы воодушевлены растущей ликвидностью операций с ESPO». Интервью с директором по развитию рынков биржи ICE Майком Дэвисом. OGJR № 1/2 (57) 2012, с. 16. 

3. Капитонов С. Страхи волатильности. О тенденциях ценообразования на СПГ в Азиатско-Тихоокеанском регионе. OGJR № 4 (59), 2012, с. 16.

4. Собко А. В поисках «золотой середины» находится рынок танкерных перевозок СПГ. OGJR № 5 (71), 2013, с. 76.

5. Тру У. Р. Перетасовка проектов СПГ на мировом рынке. OGJR № 6 (72), 2013, с 18.

6. Собко А., Альков И. Успеть в последний вагон пытается Россия со своими СПГ-проектами. OGJR № 6 (72), 2013, с. 28.

Основные индексы:
Brent 62,55 -0,9200 (-1,45%)
Dow Jones 24 508,66 -76,77 (-0,31%)
Курсы валют:
USD 58,8987 0,1905 (0,32%)
EUR 69,4298 0,0250 (0,04%)
CNY 89,1324 0,2963 (0,33%)
JPY 52,5248 0,4393 (0,84%)
Акции нефтегазовых компаний:
Micex Oil & Gas 5287,84 1,61 (0,03%)
Rosneft 299,65 -1,0500 (-0,35%)
Lukoil 3420 -33,5000 (-0,97%)
Gazprom 135,5 -0,4100 (-0,30%)
Gazprom Neft 251 -1,0000 (-0,40%)
Surgutneftegaz 28,915 -0,3850 (-1,31%)
Tatneft 487,55 -5,2500 (-1,07%)
Bashneft 2246 -3,0000 (-0,13%)
Источник – Финмаркет
Tools
Длина, расстояние
000,00
Площадь
000,00
Объем
000,00
Вес
000,00
Скорость
000,00
Температура
000,00
Плотность
000,00
Давление
000,00
Сила
000,00
Объемная
скорость
000,00
Объем/Вес нефти
000,00
Плотность нефти
000,00
Объем/вес/энергия
природного газа
000,00
Объемный расход
газа
000,00
Rad
Gra
x!
(
)
С
AC
Inv
sin
ln
7
8
9
/
Pi
cos
log
4
5
6
*
e
tan
sqrt
1
2
3
-
Ans
exp
x^y
0
.
=
+

"Бурение и освоение нефтяных и газовых скважин. Терминологический словарь-справочник", Булатов А.И., Просёлков Ю.М., М.: Недра, 2007

Примеры терминов:

  • Расклинивающий материал

    (material for propping of fracture) материал, вводимый в образованную в результате гидроразрыва трещину пласта для предотвращения её смыкания (кварцевый песок, раздробленная ореховая скорлупа, стеклянные или алюминиевые шарики, боксит, пропан).

    (material for propping of fracture) материал, вводимый в образованную в результате гидроразрыва трещину пласта для предотвращения её смыкания (кварцевый песок, раздробленная ореховая скорлупа, стеклянные или алюминиевые шарики, боксит, пропан).
  • Буровая установка, опирающаяся на морское дно

    (bottom-supported offshore drilling unit) разновидность передвижной шельфовой буровой установки, часть конструкции которой опирается на дно, когда находится на точке и ведёт бурение скважины, а остальная часть возвышается над водой.

    (bottom-supported offshore drilling unit) разновидность передвижной шельфовой буровой установки, часть конструкции которой опирается на дно, когда находится на точке и ведёт бурение скважины, а остальная часть возвышается над водой. При этом установка приспособлена к самостоятельному перемещению, что позволяет ей передвигаться с одной буровой позиции на другую.

  • Подъёмный механизм

    (hoisting [lifting] device, hoister) состоит из лебедки, станка и полиспастовой системы - кронблока, талевого блока и талевого (грузового) каната.

    (hoisting [lifting] device, hoister) состоит из лебедки, станка и полиспастовой системы - кронблока, талевого блока и талевого (грузового) каната.
  • Потенциал-зонд

    (potential-sondе) служит для замера кажущегося удельного сопротивления пластов. В идеальном потенциал-зонде кажущееся удельное сопротивление определяется по замеру потенциала электрического поля, создаваемого источником тока на оси скважины.

    (potential-sondе) служит для замера кажущегося удельного сопротивления пластов. В идеальном потенциал-зонде кажущееся удельное сопротивление определяется по замеру потенциала электрического поля, создаваемого источником тока на оси скважины.
  • Элеватор

    (elevator) инструмент, служащий для спуска и подъема бурильных труб из скважины. Бурильная труба устанавливается под муфту и запирается с помощью автоматического затвора.

    (elevator) инструмент, служащий для спуска и подъема бурильных труб из скважины. Бурильная труба устанавливается под муфту и запирается с помощью автоматического затвора.
  • Проходка на долото

    (bit footage, metreage) пройденный долотом интервал ствола скважины с момента спуска долота и до его подъёма на поверхность (рейс). Или: величина, характеризующая прирост глубины одной или всех бурящихся скважин за определённый период времени вне зависимости от состояния и степени завершённости строительства (технико-экономический показатель бурения).

    (bit footage, metreage) пройденный долотом интервал ствола скважины с момента спуска долота и до его подъёма на поверхность (рейс). Или: величина, характеризующая прирост глубины одной или всех бурящихся скважин за определённый период времени вне зависимости от состояния и степени завершённости строительства (технико-экономический показатель бурения).
  • Забойный штуцер

     (bottom-hole choke) штуцер, устанавливаемый в эксплуатационной колонне на забое скважины.

     (bottom-hole choke) штуцер, устанавливаемый в эксплуатационной колонне на забое скважины.
  • Модульная концепция

    (modular concept) метод сооружения морских платформ из готовых блоков.

    (modular concept) метод сооружения морских платформ из готовых блоков.
Совместно с "Мультитран"
Яндекс.Метрика